Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
02:20 

lock Доступ к записи ограничен

neiara
меня тут нет
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

13:36 

Доступ к записи ограничен

.elle
alter ego of Robin Scherbatsky
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

14:28 

Доступ к записи ограничен

.elle
alter ego of Robin Scherbatsky
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

12:06 

Доступ к записи ограничен

.elle
alter ego of Robin Scherbatsky
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

15:41 

Доступ к записи ограничен

.elle
alter ego of Robin Scherbatsky
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

19:26 

Доступ к записи ограничен

.elle
alter ego of Robin Scherbatsky
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

00:19 

Найдите котика

Melodiana
одеявол

@темы: фото-фото

11:39 

Доступ к записи ограничен

.elle
alter ego of Robin Scherbatsky
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

19:06 

Queen_of_the_damned
Ты можешь верить хоть в камни- до тех пор, пока ты не бросаешь ими в меня.
Начинаю реально уставать от атмосферы, творящейся на моей работе. Иногда нужно держать в голове кучу вещей и, не упустив ни одной, реагировать на множество внешних раздражителей. Это просто выше человеческих сил.
Например, обычное утро. Мы с ещё одной медсестрой пытаемся измерить давление и пульс шестидесяти нашим подопечным. Времени на это мероприятие примерно час.
Вбегаю в столовую с двумя аппаратами, подключаю одного из пациентов, спрашиваю его имя (всех помнить просто невозможно), отмечаю его в списке точкой и подключаю второго к другому аппарату.
- Могу я, наконец, получить ответ на свой вопрос?!, - подаёт голос новая пациентка - миниатюрная старушка в гипсе.
- Спрашивай,- говорю я, пытаясь в это время нащупать бирку с именем на руке пациента, которого подключила только что.
- Могу ли я завтра поехать в Будапешт?,- вопрошает бабулька.
- Нет, не можешь,- честно отвечаю я и мчусь к первому аппарату, который писком сообщил, что измерения выполнены.
- Но почему?!,- кричит старушка вслед.
Отключаю первый аппарат, записываю результат в список, кидаюсь к следующему...
- Я устала сидеть и хочу в постель!!!!, - ещё одна бабушка.
Подключаю третьего пациента, одновременно объясняя бабуле, что в постель сейчас нельзя. Спрашиваю имя подключённого. Ответа расслышать не могу потому что:
- Почему я не могу поехать в Будапешт завтра!?
- Потому, что ты в больнице, - поясняю, отключая от аппарата предыдущего пациента и записывая его давление.
- Как это в больнице!? С чего это вдруг!?
В это же самое время вторая медсестра кричит:
- Вика, записывай, Эди, вторая комната, 180 на 60, 77, 36 и 6.
Лихорадочно ищу в списке Эди, быстро чёркаю цифры, убегаю к другому аппарату. Отключаю, записываю, подключаю, спрашиваю имя. Ответ больного перекрывают рыдания и вопли старушки, которая хочет в постель. Собираюсь среагировать, но пищит другой аппарат, стартую к нему.
- Кто нибудь, наконец, ответит мне на вопрос?!
- Валяй,- устало говорю я отключая, записывая и подключая.
- Могу ли я завтра поехать в Будапешт?
- Нет, не можешь, ты в больнице,- коротко отвечаю я и бегу к следующему больному с аппаратом.
- Хочу что-то от боли,- произносит старичёк слева. На бегу вытаскиваю таблетку опталгина из кармана, протягиваю ему, и, бросив дежурное "чувствуй себя хорошо" уношусь дальше отключать, и подключать.
- Вика, записывай! Хана, первая комната, 120 на 85, 70, 36 и 7!
- Могу я, в конце концов, получить ответ на вопрос!?
- Нет,- рявкаю, стараясь одновременно подключить, записать и перекричать рёв "утомившейся" старушки- ты не поедешь в Будапешт!
- Я вовсе не об этом хотела спросить! Может ли кто-то отвести меня в туалет?
- Её - в туалет, - бросаю пробегающему мимо санитару и спешу дальше.
- Я хочу в постель!,- ревёт старушка пока я отключаю её от аппарата.
- Ты только что была в постели, нельзя быть там целый день, часть твоей реабилитации - не валяться в постели,- на автомате поясняю я, одновременно слушая и записывая цифры, которые диктует вторая медсестра.
- Послушайте, могу я задать вопрос, наконец?! Лечу я завтра в Будапешт или нет?!
Преодолевая желание взвыть, хватаю список под мышку, в руки аппараты и бегу дальше.
- Это не турбюро!, - слышу за спиной смех пациента помоложе...

И так до бесконечности! Пока не поедет крыша. Моя, разумеется: почти все наши пациенты уже давно "под открытым небом". "Полёт над гнездом кукушки" совершенно безумного режиссёра. Для полноты картины не хватает только занудного голоска на фоне, тянущего: "Я устааааал, я очень устаааал".
Реабилитация, говорите?
Я говорю: психогериатрия.

@музыка: Anathema - Dreaming Light

00:15 

Это не черешня

Melodiana
одеявол
"Осторожно, двери закрываются. Следующая станция Кучино", - говорит механическая женщина в динамике электрички. "Следующая станция Салтыковская" - говорит машинист. "Следующая станция Кучино. Следующая станция Кучино", - настойчиво повторяет женщина. "Следующая станция Салтыковская. Осторожно, двери закрываются", - вздыхает машинист.
Мне даже интересно, где они в итоге остановились.

02:35 

lock Доступ к записи ограничен

neiara
меня тут нет
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

00:39 

Доступ к записи ограничен

.elle
alter ego of Robin Scherbatsky
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

21:09 

lock Доступ к записи ограничен

Лучик искренности
счастье рядом
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

00:59 

Доступ к записи ограничен

.elle
alter ego of Robin Scherbatsky
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

01:47 

lock Доступ к записи ограничен

Лучик искренности
счастье рядом
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

14:53 

lock Доступ к записи ограничен

счастье рядом
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

04:17 

lock Доступ к записи ограничен

Лучик искренности
счастье рядом
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

04:15 

США намерены признать

Melodiana
одеявол
У меня есть некоторое количество друзей разной степени близости. Они все, конечно, разные, а про некоторых вообще трудно представить, что может нас объединять хотя бы теоретически; они появлялись в моей жизни в разное время и при разных обстоятельствах, и общее между всеми ними только одно: они имеют для меня значение.

(Звучит ужасно - как будто все остальные для меня значения не имеют; вообще-то имеют, но каждый поймёт в меру своих способностей - мне лень придумывать умные формулировки)

Так вот. Мой невдолбенно огромный жизненный опыт научил меня принимать всех этих людей такими, какие они есть, с большими и маленькими минусами, с различными по толщине и серьёзности тараканами. Он научил меня смотреть и думать глубже, и благодаря этому я наконец-то перестала строить из себя гения чистой красоты и разгонять людей направо и налево за то, что они не соответствуют моим светлым идеалам.

Я выучила, что даже самые дорогие и близкие люди могут проявлять глупость, бестактность и что угодно, но это не меняет того, что однажды они стали дорогими и близкими. Я выучила, что знания о том, что какой бы то ни было человек мной дорожит, достаточно для снятия с него обвинений по большей части статей, мешающих моему самолюбию.
В конце концов, я открыла для себя удивительный факт: даже "лицемерная врушка" - это не всегда смертельный диагноз.

В принципе, оказалось вполне достаточно понять, что все люди - живые. И вовсе не похожи на наборы микросхемок с программой "великомудрое млекопитающее".

И теперь мне приятно осознавать, что я уже не такая безмозглая самовлюблённая овца, какой была несколько лет назад. Может, когда-нибудь стану даже умной. Но тут уж как повезёт.

11:39 

lock Доступ к записи ограничен

Лучик искренности
счастье рядом
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

19:42 

Доступ к записи ограничен

.elle
alter ego of Robin Scherbatsky
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

Хроники перемен

главная